ГЛАВНАЯ
КУРИЛКА
НОВОСТИ
БОРЖОМИ
ИГРУШКИ
КОНКУРСЫ
ФОРУМ
ГОСТЕВАЯ
ЧАТ
РЕГИСТРАЦИЯ
СПРАВКА


Рассказы наших посетителей

"ПОЛЁТ НАД БАРХАНОМ"

Юмореска

В молодости, работая газовиком, пришлось мне немало помотаться по Каракумам. Однообразие рабочих будней в суровых условиях пустыни скрашивали забавные или, как сейчас говорят, прикольные случаи. Об одном из которых и хочу рассказать.

Жили мы в то время в бараке. «Удобства во дворе» представлены были дощатым строением неизвестного архитектора на одно посадочное место, причём для особ обоего пола. Располагался же туалет посреди барханов и по большому счёту вся пустыня могла выполнять эту жизненную для всех функцию, что и происходило в тёмное время суток, когда мини-заведение было занято.

Кроме всего прочего в описываемое время дверной крючок туалета сломался, а починить его никто не удосуживался, считая, по-видимому, что не баре, сойдёт и так. Поэтому сидящим внутри во время ответственного процесса приходилось придерживать дверь за ручку. Вы скажете, что это было не обязательно и при звуке шагов очередного кандидата на занятие вожделенной дыры достаточно было её обладателю деликатно покашлять, информируя о своём присутствии. Я же вам отвечу: вы забыли, что туалет располагался посреди барханов и песок гасил звук шагов.

Итак, после, как в дальнейшем вы согласитесь, необходимой преамбулы перейдём непосредственно к самому акту разыгравшейся, я не побоюсь этого слова, драмы.

Как-то ранним утром мужичонка Толик выскакивает из барака и мчится в сторону туалета. Видно сильно приспичило бедолаге. Подбежав к заведению, он с первой попытки дверь открыть не может. Видно плохо соображая с бодуна или же думая, что дверь заклинило, Толик, поднатужившись, двумя руками её всё же распахивает. Видит Бог, лучше бы он этого не делал!

Из туалета вылетает что-то объёмное и в нижней своей части ослепительно белое, и со всего размаха шмякается в бархан. Раздаётся дружный смех курящих у входа в барак мужиков. А объёмное и белое поднимается и к ужасу мужичонки оказывается нашей поварихой. Баба пышных форм и ослепительного в обоих смыслах зада с несвойственной такому объёмному телу прытью пускается вдогонку за так бесцеремонно нарушившим её уединение нахалом. Мужики у барака уже ржут во всё горло, чему очень способствует вид несущегося за мужичонкой с ноготок Толиком очень типичного своими габаритами работника общепита.

Эту колоритную картину можно было сравнить с бегущим за Моськой слоном, которого та достала своим лаем. Толика спасло от растерзания только то, что оба бежали по песку и, обладая значительно меньшей массой, он не так увязал в песке, как пышущая праведным гневом повариха.

В тот же день крючок на двери был восстановлен. А что это сделал Толик уж точно никто не сомневался.

(Карим Азизов - 3.02.12)


"ОШИБОЧКА"

Служил как-то (а может и сейчас служит) в одной очень серьёзной организации, которая вроде бы занимается борьбой с правонарушениями, один гражданин. Может честно служил, может оборотнем был, кто их сейчас разберёт. Но был он полковником. А полковник, как известно, он и в Африке полковник.

Но в другой организации, не менее серьёзной, возникло насчет него подозрение. Стукнул один «честный гражданин», что полковник тот тесно связан с наркомафией. Мол, изымает он наркотики у одних, а отдает их другим, с чего имеет немалый процент от реализации.

Решили за ним последить. Следили, следили, слушали, слушали. Ничего криминального не нашли. Полковник, как полковник. Имеет жену, двух детей, двух любовниц. Всех честно содержит за свой счет. Недавно купил новый «Шевроле», но ведь не «Ламборджини» же. Иногда отдыхал от работы, семьи и любовниц в сауне с девушками лёгенького поведения. Но это тоже не криминал. У нас и министры так оттягиваются, почему полковникам нельзя. У них служба и опасна, и трудна. Правда, не выяснили, чем он занимался, когда ездил в командировки. А ездил он часто и с удовольствием.

И вот однажды прозвучал очередной «стук» «честного гражданина» о том, что полковник едет в командировку и везёт с собой в машине партию наркотиков.

В не менее серьёзной организации посовещались и решили брать полковника с поличным.

А полковник обо всем этом ничего не знал. Встал он как-то утром, сделал зарядочку, принял душ, плотно позавтракал, дал наставления детям, поцеловал жену, нежно похлопал ее ниже талии и убыл из дома. Сел в свой новенький «Шевроле» и покатил по утренним улицам большого города. Едет, музыку слушает, планы строит на будущее.

Выезжает за город. Притопил. Скорость за 120 км/ч. Перед постом ГАИ сбросил скорость до 100 км/ч. За метров 200 до поста появляется гаишник и начинает отчаянно размахивать жезлом. Полковник небрежно показывает на свои погоны, мол, не видишь, что ли, я свой «буржуинский». Через сто метров еще один страж порядка на дорогах дает отмашку. Решил полковник, что хотят ему коллеги сообщить, что-то важное. Тормозит. Два сотрудника ГАИ, находившиеся на посту, после его остановки, ускоренной рысью начинают убегать и вскоре скрываются в ближайшем кювете. Хотел полковник удивиться, но не успел.

Из того же кювета выскочили крепкие ребятки в масках в количестве 15 штук. Вытащили, добры молодцы без церемоний и чинопочитания «государева» человека из уютного салона под моросящий дождь. В процессе извлечения пару раз съездили по печени и один раз в глаз, вроде как случайно.

На вопрос: « А в чем собственно дело?»,- еще раз случайно заехали по почкам.

Подошли серьезные люди в черных пальто и вежливо сообщили, что они сильно подозревают полковника в хранении и распространении наркотических средств и предложили добровольно их сдать. В ответ полковник сделал добровольное признание в сексуальных отношениях с их мамами, папами, бабушками и родными до седьмого колена включительно, за что вновь был угощен парой «кружечек пива».

Начался поиск искомого. Вначале полковника обыскали путем ощупывания и охлопывания. Затем раздели его возле поста ГАИ и форму унесли в помещение. Сняли все, кроме трусов и майки.

Стоит бедный полковник по форме № 2 на холодном дожде и с ужасом наблюдает, как обыскивают его любимую машину. Враги- коллеги вначале вскрыли багажник, вытащили три бутылки «Царской водки». Открыли. Понюхали. Изрядно отдегустировали. Унесли на пост. Вытащили компрессор, разобрали. Вытащили запаску, разбортировали. Поснимали колеса, все четыре, разбортировали. Сорвали обивку в салоне, поснимали кресла, дверцы, раскрутили. Принялись за двигатель. Через час около поста ГАИ, на штрафплощадке, стоял кузов от иномарки, а рядом, на метров сто, протянулась ровная линия из запчастей к ней.

Через два часа упорных поисков наркотики найдены не были. Ещё через пятнадцать минут вышли серьёзные дяди в чёрных пальто, отдали полковнику распоротую форму, сняли наручники, сказали: «Извините. Ошибочка вышла»,- сели в «Волгу» и уехали.

Стоит полковник в трусах и в майке, держит в руках останки красивой когда- то формы и с тоской смотрит на ещё недавно новый кузов своей машины. Из кювета испуганно выглядывают гаишники. А на дороге перед постом на многие километры растянулась пробка. Счастливые водители передних машин сидя на капотах, кабинах и кузовах с восторгом наблюдали мужской стриптиз и показательное выступление кружка «умелые ручки».

Как добрался домой полковник, мне доподлинно не известно. Наверное, благодарные зрители увезли, а может одинокая дама. Но известно точно, что в тот день на этом посту в течение трёх часов нёс службу голый гаишник с автоматом и радаром в руках.

А через пол года из отдела, которым руководил наш герой, уволился подполковник. Очень он хотел стать полковником. Но видно не судьба.


"СПРИНТ ПО ПЕРЕСЕЧЕННОЙ МЕСТНОСТИ"

Эту историю я слышал, когда мне было 15 лет. Тогда меня, наивного, неопытного юношу отправили в турпоход по Телецкому озеру, «жемчужине» Алтая.

Около одного из мест, где постоянно разбивали лагерь туристы, поселилась медведица. Дело происходило летом, детенышей у нее не было, потому была она сыта и благодушна. Ей ничего не надо было, кроме пустых консервных банок, откуда она с удовольствием вылизывала остатки тушенки и других вкусностей. Но люди ее присутствие рядом с собой не одобряли, хотя она водку не пила, не курила, не ширялась, колеса не глотала и даже не дебоширила. Одним словом вела себя скромно. Но люди ее боялись. Припруться туда, где она обитала, и сразу начинают бояться. Кто в одиночку боится, кто - парами, а кто и групповые ужастики устраивал. Одна парочка так испугалась, что пришлось эвакуировать на вертолете, как сиамских близнецов, ни как не хотели разъединяться.

И вот решено было медведицу из тех мест выгнать. Мол, это закон природы: зверь должен жить подальше от человека, а человек - не давать ему там жить.

Для этих целей мобилизовали опытного местного охотника, а с ним увязался заезжий корреспондент, по совместительству писатель.

Взяли они амуницию, собачку по кличке Барбос и все то без чего настоящая охота обойтись не может, сели в лодочку и поплыли. К вечеру были на месте. Поставили палаточку, разожгли костерок, сварганили ушицы и под нее милую, начали готовиться к охоте. Готовились тщательно. Уснули там же, где готовились. Проснулись, а солнышко уже высоко. Умылись. Приняли. Закусили. Собрались. Еще раз приняли. Закусили. Подумали куда идти. Приняли. Закусили. Прояснилось. Пошли.

Идут по лесной тропинке. Охотник- высокий, жилистый, в спортивной шапочке. Корреспондент- маленький, толстенький, в панаме. Штепсель и Тарапунька. Обнялись. Поют песни, да потягивают из фляжки живительную влагу.

А в это время собачка по кличке Барбос, вырвавшись на лоно природы, радостно бегала по лесу и случайно наткнулась на, мирно спящую под кустиком, медведицу. Желая поделиться избытком переполняющей радости с местной жительницей, песик начинает громко тявкать, будя тем самым в звере зверя. Пришлось медведице подниматься и отправляться искать новое лежбище подальше от назойливых посетителей. Выскочила она на тропинку и потрусила. А сзади скачет, как объевшийся конопли козел, пес и громко выражает свое восхищение местными колоритами.

Итак картина. Идут по лесу два пьяных охотника, за ними не спеша, движется медведица, Замыкает процессию Барбос, безуспешно, пытающихся дотявкаться до сознания новой знакомой.

Вскоре чуткий слух охотника улавливает знакомый лай родного пса. Оглядывается. Не понял. Присмотрелся. Понял.

Стартовали дружно, как на пятьсот. Охотник- человек тренированный, вырвался вперед. Добежав до ближайшей сосны, по гладкому стволу взобрался за десять секунд на самую верхушку.

Журналисту было несколько труднее. Сказалось отсутствие сноровки, закалки, тренировки. Пробежав метров триста, спекся. Понял - приходит его смертный час. Упал на сыру земельку, обнял ручонками буйну головушку, попрощался мысленно с родными и близкими. Ждет.

Медведица, тем временем, свернула в лес и убежала подальше от этих сумасшедших.

Посидев, некоторое время на дереве, охотник спустился вниз пошел искать товарища. Нашел. Товарищ лежит и кажется ему, что медведица стоит над ним и выбирает с какой части его любимого тела, начать трапезу. В этот момент и подходит охотник, наклоняется, кладет руку на спину корреспондента и произносит: «Вставай, пошли!».Этого уже журналист вынести не мог. Мало того, что эта скотина так тщательно выбирает лакомые куски, так она еще и предлагает добровольно отправиться к ней в берлогу. Сервис на дому.

Вскочив на ноги, он бросился в бурелом, оглашая лес звуками сигнальной сирены атомохода «Ленин». Пролетел метров сто. И еще бы столько же пролетел бы, но дальше коридор для низко летящих аппаратов был закрыт, вывороченными корнями столетней сосны. В этот момент он услышал и узнал голос своего лучшего друга, бросившего его на съедение диких зверей.

Что самое примечательное: пробежав по бурелому, где куница едва пробирается, журналист не получил ни единой царапины и даже не потерял панаму. А вот вернуться на тропинку без посторонней помощи уже не мог.

Эпилог.

Медведица из тех мест ушла сама. Может, друга по себе завела, может, замучили беспокойные соседи, а может, просто туристы стали приносить с собой тушенку плохого качества.

Охотник и журналист сняли стресс тремя литрами водки. В дальнейшем от взаимных встреч отказывались.

А вот туристы по прежнему устраивают в тех местах одиночные, парные и групповые сеансы страха.


"РЫСЬ"

В этой истории я поведаю о панике, как процессе коллективном.

Случилась она в том же походе по Телецкому озеру на Алтае.

Перед походом нас долго инструктировали и пугали. Мол, медведи там, на охотников засады устраивают, волки и кабаны питаются исключительно зазевавшимися туристами, ползучие гады селятся в оставленных без присмотра кедах, кроссовках и штанах, а комары величиной с голубя за один присест выпивают два литра крови.

Уже на инструктаже девочки начинали плакать и жалобно просить оставить их на турбазе. Но инструктора были непреклонны: «Хотели прогулку по тайге? Вы ее получите со всеми вытекающими последствиями».

На пароход, который нас должен был доставить на полуостров Карагай, мы всходили как Христос на Голгофу, некоторых заносили на руках сильные инструктора. Провожающие, в основном те, которым тоже в будущем предстояла та же участь, смотрели на нас, как на приговоренных к смертной казни, в последний момент, замененной вечною высылку на необитаемый остров.

После того, как пароходик отчалил, и берег остался вдали, чтобы никто не дезертировал, нам сообщили, что добрая медведица, которая до смерти напугала корреспондента с полуострова Карагай ушла. Но ее место заняла хитрая, свирепая рысь, нападающая только на подростков от 15 до 17 лет. Особенно любит девочек. Наверное, рысь была самцом. В связи с этим была дана команда: «Бояться».

После всех этих инструктажей, рассказов и сообщений, мы прибыли на Карагай в приподнятом настроении. На полуострове нам предстояло пробыть двое суток, поэтому никто не хотел выходить на берег. Но пришлось. Бравая команда «крейсера» культурно попросила нас покинуть судно, иначе они вынуждены будут открыть кингстоны и затопить его.

Обреченно сошли на пустынный песчаный берег. Поставили палатки в два ряда. Разожгли костер. За делами позабылись страхи. Наловили рыбки. Сварили ухи. Поели. Жизнь сразу показалась не такой уж беспросветной. Молодости не свойственно долго огорчаться. Появились гитары, зазвучали песни и, народ словно и забыл, что где-то поблизости бродят дикие звери. Разошлись за полночь. Кто по своим палаткам, кто, пользуясь темнотой, перепутал свою с чужой, а кого специально позвали, так как известно всем, что вдвоем, а можно и втроем, и вчетвером, бояться намного интереснее.

Через час, после того как все угомонились, я проснулся. Очень хотелось выйти наружу. Но было страшно. Слышу, сосед по палатке Коля ворочается. Видно тоже припекло. Лежу, терплю. Наконец Коля не выдерживает: «Серега, ты не спишь?». Я отвечаю вроде бы спросонья: «Ну, чего тебе?».

- Пошли доветру.
- Да ну его. До утра потерпи.
- Не могу.
- Так сходи сам,- а у самого глаза уже из глазниц выдавливаются влагой, скопившейся в организме.
- Да…вот…понимаешь.
Одним словом через минуту я дал себя уговорить.

Вылезли из палатки. Зашли в лес метров на пять, встали и облегчаем себе души.

Вдруг Колька толкает меня в плечо и показывает на что-то в глубине леса. Пригляделся я, и моя душа мгновенно перестала облегчаться. Напротив нас, метрах в пяти стоит кто-то. Глаза светятся каким- то людоедским огнем. «Рысь»,- понял я. Кольку, видно, посетила та же мысль.

Начинаем, как раки пятится, помня чему нас, учили, нельзя поворачиваться окорочной стороной к зверю, это его очень раздражает. Выползаем из леса. Разворачиваемся. Стартуем с высокого старта. Бежим не долго. До ближайшей палатки. Там, как-то в унисон, цепляемся за растяжки. Падаем на палатку, аккуратно ее заваливаем, и что есть мочи орем: «Рысь». Из- под заваленного тента и наших тел раздается вой раненной волчицы: «Убивают. Загрызла».

Лагерь зашевелился. Такое впечатление, что все не спали, а ждали команды. Дождались. Люди в разной степени одетости, выскакивают из палаток и начинают последовательное движение в сторону пароходика, качающегося у причала. По дороге сметают все на своем пути. Мы с Колькой, увлеченные порывом толпы, тоже приняли активное участие в массовом забеге с препятствиями. По деревянному трапу толпа врывается на наш «Титаник» и, не останавливаясь, продолжает двигаться в трюм.

Правда одна, самая смелая девочка, отклонилась от маршрута, забежала на капитанский мостик и потребовала передать в Москву в Кремль и папе в Барнаул, сигнал «СОС» Героической команде «крейсера» едва удалось отбиться от назойливой девицы багром.

До утра все сидят в трюме и дрожат, так, что корабль начинает опасно раскачивать. Под утро мы с Колькой, устав бояться, уснули.

Выползли на палубу, когда солнышко было высоко. Перед нашим взором предстала картина достойная кисти Верещагина: «Апофеоз туризма». Такое впечатление, что по лагерю прошло стадо слонов с бодуна на водопой.

Между палаток понуро бродят инструктора, выискивая тела жертв диких животных. Но сильно пострадавших нет. Обидно. Правда под одним из тентов нашли тело тети Вали, нашего завхоза. Хотели уже похоронить с боевыми почестями. Но принюхавшись, поняли, что хоронить еще рано. Лучше принести рассольчику. Когда тетя Валя очухалась и огляделась, она безаппеляцинно заявила: «Хотите- верьте, хотите - нет, но одна я все это не могла сделать».

Ей поверили. А вот нам нет. Часа три детишек держали на солнцепеке, и пытались выведать, где же рысь. Но мы молчали. Все молчали, потом что не знали. Мы с Колькой молчали из принципа. Наконец три девочки признались, что это на них набросились две рыси и хотели толи съесть их, толи изнасиловать. Но они не дались, в чем сильно раскаиваются.

На этом можно было и закончить, если бы не было продолжения.

Ночью Кольке опять приспичило. Видно сказались переживания, прошедших ночи и дня. А так как он боялся идти один, то разбудил меня и третьего нашего соседа Димку. Тихонечко, стараясь не потревожить, вслушивающихся в каждый шорох, товарищей, мы зашли в лес. И видим, что на том же самом месте, что и вчера, светятся глаза. Что-то здесь было не так. Решили проверить. Ведь этой ночью нас было уже трое. А трое, это, я вам скажу, не двое. Медленно, держась за руки, чтобы не слинять раньше времени, приближаемся к «рыси». И видим, что это просто две гнилушки, впечатанные в ствол дерева. Шепотом, посмеявшись, отправляемся в обратный путь, предварительно сделав то, за чем приходили. Выходим из леса и видим, как за одной из палаток мостится на корточки девочка. Услышав шорох, она оглядывается, вскакивает, забыв подтянуть джинсы и нижнее белье, с криком: «Медведи вернулись»,- кидается на ту же самую палатку, которую мы уже прошлой ночью имели неосторожность опрокидывать.

Восприняв ее крик как сигнал к действию, народ, полностью экипированный, с матрасами под мышками, неспешно начинает выдвигаться на пароход.

Там их радушно встречает, как добрых знакомых экипаж, во главе с капитаном. Организованно направляют в трюм. Паники нет. Каждый знает свой маневр и свое место.

Но мы на корабль не пошли. Остались у девочек, которым завалили палатку. Восстановили ее, и очень весело до утра боялись вшестером.


"КАТАКЛИЗМ"

Случилась эта история не так давно, уже после исторического материализма. В одном маленьком, но древнем городке дислоцировалась военная часть. Военные обитали в этом населенном пункте издревле, поэтому его население просуществовало до наших дней и не вымерло. Известно, что потомство от служивых людей получается иммунозащищенное.

Военные размещались в старых казармах, построенных в период 1- 19 веков нашей эры. Точнее никто не знает. Казармы хоть были старые, но теплые и крепкие, сегодня такие не строят. Нынешние дома рушатся от шума проезжающих рядом машин. А эти строения пережили не один десяток войн и катаклизмов. Канализация тоже была древняя. Наши солдатики, несмотря на строгие приказы и наставления командиров, сливали и бросали в нее всякие жидкости и вещи, мешавшие естественному току нечистот. Пробивать канализацию приходилось часто, что приводило к неудовольствию командира части. Поэтому военные придумали простой, но очень эффективный способ борьбы с этим бедствием. Открывался ближайший к засору люк, в него бросались несколько маломощных зарядов.

Какие, не скажу по двум причина. Первая, чтобы люди без специальной подготовки не попробовали повторить сей процесс. Вторая, чтобы меня не привлекли к ответственности за разглашение военных секретов.

После этого люк быстро закрывался и на него наезжал автомобиль «Урал» средним мостом. Через короткий промежуток времени раздавалось «Бум», «Урал» подбрасывало, и нечистоты уплывали, куда им положено. Осечек не было.

Но однажды засор канализации случился в городе, в новом микрорайоне. Может в магазинах продавали продукты не той кондиции, может туалетная бумага была не качественная, может супостаты провели диверсию, сейчас мы этого уже не узнаем. Но засор был таким серьёзным, что местные профессиональные экологи и активисты начали бить тревогу. А в одной западной газете написали, что русские испытывают новое химическое оружие, и последствия этого скоро почувствует вся Старушка Европа. В конце статьи авторы призывали население в срочном порядки покупать новейшие противогазы одной известной фирмы.

Местная администрация в спешном порядке пыталась разрулить ситуацию. Атмосфера в городе накалялась и очень плохо пахла. Жители близлежайших к засору домов передвигались в резиновых сапогах, и распостраняли остатки жизнедеятельности человеческих и нечеловеских организмов по всему городу и области. Наиболее обеспеченные начали эмигрировать за границу и вывозить туда свой капитал. На горизонте замаячила тень экономического кризиса местного масштаба, который в последующем мог перерасти в мировой под названием «дерьмовый». Срочно из-за границы была доставлена самая современная техника. Но и она не смогла справиться с нашими отходами. Продукты у нас дерьмовые, а отходы качественные. Есть чем гордиться. Некоторые патриоты даже вышли на демонстрацию, с лозунгами: «Руки прочь от наших отходов».

Мэр города и его администрация не спали несколько суток, заседания проходили непрерывно. Уже президенту страны шили защитный костюм от Юдашкина, чтобы он лично мог вникнуть в ситуацию, непосредственно в эпицетре событий.

Но однажды на заседании комитета по чрезвычайной ситуации вдруг проснулся очень старый и заслуженный сантехник, который был приглашен на заседание так- как знал наизусть всю систему канализации города. Правда, его никогда ни о чем не спрашивали, поэтому он спокойно спал. Но когда страсти начали накаляться, громкие голоса ораторов его разбудили. Прислушался, попросил слова. Все на него зашикали, мол куда ты лезешь со своим восьмиклассным образованием. Здесь известные российские и заграничные дерьмотологи и политики не могут разрешить эту проблему. Но пенсионер коммунального хозяйства настаивал на своем, и звание заслуженного сантехника давало ему на это право. В спор вынужден был вмешаться полпред президента в хорошо сидящей на нем прорезиненной коричневой тройке и красном респираторе, который сочетался с цветом каски.

Встал дед и говорит: «Чего вы здесь дерьмо мутите. Дайте приказ воякам. Они вам засор прочистят за десять минут. Они секретную методу знают. Гарантирую».

Спрашивают у командира части: «Могешь?». «Так точно»,- следует ответ.
- Почему молчал?
- Так никто не спрашивал.
Отдают приказ бравым милитаристам. Командир звонит в часть, снаряжает экипаж, имеющий опыт борьбы со стихией. Все машина закрутилась, её уже не остановить.

Приезжают гусары к месту происшествия, не спеша находят люк из которого текут отходы, открывают его. Бросают в него что положено, закрывают, наезжают боевой техникой, отбегают, залегают, ждут. Раздается привычный «Бум». Техника радостно подпрыгивает. Водяной раствор начинает убывать. Все ликуют и поют. Военных восхваляют до небес. Журналисты строчат заметки в различные средства массовой информации. Засекреченные сотрудники супостата составляют шифровки о новом секретном оружии русских. Полпред президента начинает диктовать помощникам телеграмму в Кремль о своей победе над стихией.

И вдруг из канализационного колодца, находящегося в сорока метрах от эпицетра массового ликования, выскакивают три тела и начинают ускоренно передвигаться к ближайшему лесному массиву, при этом они крепко прижимают руки к своим ушам.

Оказалось, что это штатные работники коммунальной службы, которые также героически боролись по мере своих сил и возможностей с засором. Но о начале военной фазы операции их никто не предупредил. А вот о статье в западных СМИ они слышали. Поэтому, когда рвануло, работники вантуса подумали, что враг нанес ядерный удар, в ответ на наше химическое заражение. Хоть и контуженные, но живые сантехники дружно рванули в лес, чтобы уйти к, сохранившемся кое- где со времен Великой Отечественной войны, партизанам. Поймали их только через два дня.

Пока наблюдали массовый исход сантехнического сословия из городских трущоб на лоно природы, из подъезда ближайшего дома вывалилось существо, отдаленно напоминающее известного местного авторитета Мишу Чорного. Правда, теперь Миша был коричневый, мокрый, распространяющий характерный аромат, и совсем даже не авторитетный. Существо извергало нецензурные словеса и порывалось порвать всех представителей женского пола отряда псовых. Из его интервью, которое он давал в плотно, закрытой камере, выяснилось, что пришел человек в свой, облицованный итальянским мрамором клозет, чтобы облегчить тело и душу. На, что имел полное право, как гражданин суверенного, демократического государства. Но как только процесс пошел, бывшего авторитета приподняла над унитазом мощная сила и начала возносить на небеса. В последний момент понял Миша, что его признали на самом верху и забирают к себе на должность святого авторитета. Правда, у него был принцип, не оставлять не законченными начатые дела. Поэтому, процесс начатый до вознесения, был успешно завершен. И очень человек был удивлен, когда очнулся в луже, определённо пахнущей не амброзией. Понял неавторитетный авторитет, что его кинули, и кстати очень больно. Испытывая сильнейшее волнение от этого понимания, он выбежал на улицу и оскорбил прекрасную половину братьев наших меньших, в чем впоследствии искренне раскаивался.

Были и другие пострадавшие от локальных военных действий. В течении нескольких месяцев жители этого дома проживали по другим адресам. А тех кого извержение застало в индивидуальных местах отправления естественных потребностей, перестали пускать на работу, общественный транспорт и за границу. Микрорайон, в народе, получил определенное название, в последствии ставшее официальным.

Вывод: Бей своих, чтобы чужие боялись.


"ШУТКА"

Где произошла эта история, я вам не скажу. ВОЕННАЯ ТАЙНА.

Возвращаются с большого совещания, под названием военный совет - милитаризованная разновидность совета старейшин, два подполковника. Один – командир части, второй – начальник штаба. На совете их хвалили, и даже одному вручили часы наручные, второму – грамоту.

Жара. Едут давно. Тяжело. Вечером, с сослуживцами и офицерами вышестоящего штаба, посидели за рюмочкой чая. Выпито было много стеклянных самоваров.

Ехать оставалось не много. Решили сделать привал. Остановились на пустынном берегу речки. Вокруг не души.

Водитель персонального УАЗика расстелил плащ – палатку, положил хлебушка, помидорчиков, огурчиков, соль, походные стаканчики. Начальник штаба достал тёплую водку.

Выпили раз, выпили два, выпили три. Полегчало. Разговорились.

- А не искупаться ли нам? – авторитетно предлагает командир.

Предложение принимается благосклонно. Водителю разрешают тоже ополоснуться. Раздеваются до гола, а почему бы нет, место безлюдное. Осторожно входят в воду, поскуливая. Окунулись. Поплыли.

Водитель, чтобы не смущать начальников игрой молодых мышц, скромно уходит за кустики, растелешается и ныряет в прохладную воду. Поплавали, сняли напряжение. Выбираются на берег. Налили. Хлопнули. Захрустели огурчиками. Вдруг начальник штаба замечает, что в пейзаже, что - то изменилось.

«Батюшки – светы», - а форменной одежды, оставленной десять минут назад на травке, нет. Нет ни брюк, ни рубашек, с погонами, ни трусов, ни даже маек. Остались носки и туфли.

Поискали. Нет. Выпили. Подумали. Поискали еще. Нет. Позвали водителя. Появляется из–за кустов полуголый солдатик, т. е. на нем одеты пилотка и сапоги.
- Где наша форма – строго спрашивают начальники.
- Моей, тоже нет, - радостно сообщает подчинённый.
- Искать.
Ищет. Потом ищут втроём. Нет одежонки. Полтергейст. Портфель с секретными документами есть, водка есть, закуска есть, а одежды нет.

Поискали с полчаса, ничего не нашли, допили водку и, матерясь, залезли в чудо военно-промышленного комплекса. Поехали домой.

Едут. По очереди бьют по затылку водителя, обещают ему все «радости» земные и небесные, за то, что не уберег хозяйские мундиры. Вдруг их догоняет и начинает обгонять еще один военный УАЗик, на котором написано ВАИ (военная автоинспекция).

При обгоне, сидящий рядом с водителем прапорщик, обладатель огромного красного лица, его даже на документы фотографируют поэтапно, поворачивает вправо голову. Глаза его начинают вываливаться из глазниц. Он, что – то бодрое говорит своему водителю. Обгоняют автомобиль наших героев. Останавливают свою машину поперек дороги. Картина «Геройские прапорщики закрыли своими телами путь супостату».

Выходят из машины два трёхстворчатых шкафа. Двумя словами: «двое из ларца, одинаковых с лица».

УАЗик начальников, тоже, вынужден остановиться. Их, без всякой субординации, вытряхивают из машины и начинают очень сильно бить ногами, при этом стараются попасть по лицам и детородным органам. Отведя душу, герои – прапорщики уехали, забрав с собой командирский УАЗик с секретным портфелем. Впоследствии выяснилось, что прапорщики были издалека, поэтому местных начальников в лицо не знали. Но, увидев в военном транспорте обнаженные тела, подумали, что «голубые» местные алкаши хулиганят.

Стоят три голеньких тела посреди дороги. Документов нет, одежды нет, портфеля с секретами нет, водки нет, казенной машины тоже нет. «Финита ля комедия». До дома пять километров. Вопрос, который волнует давно всю прогрессивную интеллигенцию: «Что делать?».

Соорудили из веточек, листиков и ромашек набедренные повязки и потрусили к дому. Этакая группа дикарей из племени «Ням – ням - ням», направляется на симпозиум к местным шаманам.

Бегут дружно, при этом пытаются остановить попутные машины. Мечтатели. Кто же, увидев, на пустынной дороге, троицу извращенцев, остановиться. Одна дама, проезжая мимо, так испугалась, что с криком: «Мама родная», - выжала из своей старенькой «копейки» по проселочной дороге скорость, которая не снилась и Шумахеру. Одно не понятно, как она среди трех голых мужчин разглядела свою маму?

К гарнизону подтянулись, когда уже стемнело. По-пластунски подобрались к дому. С криком: «Банзай», - влетели на третий этаж. Жили на одной лестничной площадке. Квартиры напротив. Звонят в двери. Открывают жены. Как вы думаете, что подумает ваша жена, если вы явитесь вечерком, аккурат к ужину, в таком модном прикиде: форменные туфли и черные носки. Правильно. Их жены подумали примерно тоже самое. Били их уже на лестничной площадке чем, не попадя. Никто из соседей не вышел спасти. Но с интересом слушали и подглядывали в дверные скважины.

А в это время, дежурный по части, обеспокоенный долгим отсутствием командования, вышел покурить на крыльцо штаба и видит, что по плацу со стороны автопарка в сторону казармы, короткими перебежками, движется снежный человек в казенных сапогах. Желая пресечь кражу военного имущества, а, также мечтая попасть на страницы модных и научно – популярных журналов, он с криком: «Стой сволочь. Пристрелю!»,- бежит за реликтовым человеком. Догоняет и бьет ценный для науки экземпляр кулаком по затылку. Снежный человек на чистейшем русском языке начинает кричать, что никакой он не шпион, а гвардейский водитель старшего начальника. Очень удивился дежурный по части, откуда снежный человек знает его родной язык. Но когда, под фонарем пригляделся к дикарю, то нашел, что он и правда напоминает командирского водителя. Тогда в голове дежурного оформляется следующие вопросы: «Где любимый начальник?»,- и –"Чо ты, сволочь, с ним сделал?».

Финал.

Солдат спал голеньким на жестком топчане на гауптвахте. Наутро, дежурный обещал его лично расстрелять перед строем за убийство командования части и каннибализм.

Командир и начальник штаба спали в гараже, одетые в, найденные среди ветоши, трусы, майки и шорты. Там они и были обнаружены утром старшим лейтенантом милиции, который привез их форму, нижнее белье и документы.

Оказалось, что их похитили две подвыпившие дамы бальзаковского возраста. Думали: начнут искать свою форму бравые гусары, а найдут их. Вот у них и сладиться на радость всем.

А военные их не нашли. Пришлось нести форму местному околоточному и каяться.

Скандал замять не удалось. Бравые военные понесли заслуженное наказание, какое не скажу. Это военная тайна. Зато войска округа и местное население смеялись долго.

(Сергей Сергиенко)

Послать свой рассказ   Другие рассказы

Прикололо? Поделись в соцсетях! Подари друзьям улыбку! :)


  • АНЕКДОТЫ
  • ОДНОСТИШИЯ
  • ШУТКИ
  • АФОРИЗМЫ
  • ПРИКОЛЬНЫЕ СТАТУСЫ
  • ЗАГАДКИ
  • ВЕСЁЛЫЕ ИСТОРИИ
  • СМЕШНЫЕ КАРТИНКИ
  • ЗАБАВНЫЕ РИСУНКИ
  • РЖАЧНЫЕ ФОТКИ
  • УГАРНЫЕ АНИМАШКИ
  • АБАССАКА
  • ЧАСТУШКИ
  • ПРИКОЛЫ
  • СМЕШНЫЕ СТИХИ
  • ЮМОРАССКАЗЫ
  • АРМЕЙСКИЙ БЛОКНОТ
  • ЧЁРНЫЙ ЮМОР
  • КАЛАМБУРЫ
  • КОМИКСЫ
  • ПРИКОЛЬНЫЕ SMS
  • СМЕШНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ
  • ОТЖИГ
  • РОЗЫГРЫШИ
  • ПЕРЛЫ
  • ПРИКОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
  • ПОДКОЛЫ
  • ВИДЕОПРИКОЛЫ
  • ВСЯКАЯ ФИГНЯ
  • КОМЕДИИ ОНЛАЙН





  • Главная   Мы в соцсетях   Услуги   Заначка   Эксклюзив   Свержачок   Послать прикол   Подразделы   Реклама на сайте   РЖОМ © 2009-2016
    Всё самое смешное! Свежие анекдоты, прикольные афоризмы, забавные одностишия, ржачные фотки и картинки, угарные анимашки, смешные стихи и опросы, весёлые истории, юмористические рассказы, искромётные шутки, уморительные приколы; черный, армейский юмор, задорные частушки, загадки, подколки, каламбуры, перлы, казусы, курьёзы, прочие весёлости. Смехота и потеха! Хохма, ржач, угар и абассака! Улыбнись, продли себе жизнь!
    При использовании материалов ссылка на сайт обязательна!